Лаврентия 1984-86 г.р.

Открытка с текстом Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все.

День Поэзии: Иосиф Бродский

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

Также там имеется и деструктивный элемент. Россияне никогда не поймут, о чем шепчут цветы в крымских степях, что слышно в.

, : , , 2 Рождественский романс Евгению Рейну, с любовью Плывет в тоске необъяснимой среди кирпичного надсада ночной кораблик негасимый из Александровского сада, ночной фонарик нелюдимый, на розу желтую похожий, над головой своих любимых, у ног прохожих. Плывет в тоске необъяснимой пчелиный хор сомнамбул, пьяниц. В ночной столице фотоснимок печально сделал иностранец, и выезжает на Ордынку такси с больными седоками, и мертвецы стоят в обнимку с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой певец печальный по столице, стоит у лавки керосинной печальный дворник круглолицый, спешит по улице невзрачной любовник старый и красивый. Полночный поезд новобрачный плывет в тоске необъяснимой. Плывет во мгле замоскворецкой, пловец в несчастие случайный, блуждает выговор еврейский на желтой лестнице печальной, и от любви до невеселья под Новый Год, под воскресенье, плывет красотка записная, своей тоски не объясняя.

Плывет в глазах холодный вечер, дрожат снежинки на вагоне, морозный ветер, бледный ветер обтянет красные ладони, и льется мед огней вечерних, и пахнет сладкою халвою; ночной пирог несет сочельник над головою. Твой Новый Год по темно-синей волне средь моря городского плывет в тоске необъяснимой, как будто жизнь начнется снова, как будто будет свет и слава, удачный день и вдоволь хлеба, как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево.

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Тогда Бродский только-только начинал свой путь в поэзию. И так получилось - по чистой и счастливой случайности - ему попалось на глаза имя Джона Донна - в том самом эпиграфе к известной книге Хемингуэя. В начале шестидесятых годов в России вообще мало кто знал и слышал о Джоне Донне, практически не было переводов ни его стихов, ни его проповедей, ни его прозы, а если и были, то в очень ограниченных тиражах.

Страх — это не халтурные, дешевые скримеры из фильмов и игр. Там мощный сигнал приводит в действие «внимательный» нейрон. Некоторые нейроны молчат, некоторые шепчут, а некоторые кричат.

Первый — вы ему доверяете, а он вас убивает; второй — вы ему не доверяете и он вас убивает: Ироничность фразы показывает, что сам поэт предпочитает некий неназванный идеальный вариант. Этот путь скоре всего следует искать в диалоге двух языков, двух поэтических систем, мировоззрений, эпох. Бродский считал своей миссией осуществить встречу и синтез двух языковых культур. Интерес к творчеству поэтов метафизиков Марвелла и Джона Донна проявляется в самом начале его творческого пути.

Бродский подходит к ним как поэт и поэт — переводчик. Открытию Донна для соотечественников способствовал Т. В своем творчестве Т.

Четверостишья о любви, о жизни

По-русски Исаак теряет звук. Ни тень его, ни дух стрела в излете не ропщут против буквы вместо двух в пустых устах в его последней плоти. Другой здесь нет — пойди ищи-свищи. И этой также — капли, крошки, малость. Исак вообще огарок той свечи, что всеми Исааком прежде звалась.

Ты слышишь -- там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. И плачет он. Там кто-то есть во .

Есть люди, которых он просто раздражает, в основном антигероической позой, тогда как мы привыкли любить героев. Что же, в его мысли, в его поэзии действительно острые углы, за которые каждый цепляется своими предрассудками. Что касается положительного отношения, то оно ещё более неоднозначно, чем отрицательное. То, о чём сейчас пойдёт речь, — не результат научного исследования. Скорее результат вчувствования в чужую жизнь через поэтическую автобиографию единственно верную из биографий , другими словами — через творчество поэта, — с целью уловить основной, определяющий вектор движения его души, уловить главное, что обычно опускается в жизнеописаниях, но что одно имеет значение в личности художника.

Никто не будет отрицать, что многим библейским притчам, особенно рождественским событиям, Бродский уделял достаточно внимания. Мотив одиночества, сопровождающий всю лирику поэта, явно выходящий за её границы, то есть крепко связанный с самим автором, особенно приводит в недоумение. Как может сочетаться всеобъемлющая Любовь, связывающая всех и связанная со всеми — Иисус, — у Бродского с одиночеством?

Чувство одиночества словно сконцентрировано в поэте, но и границы человека ему не помеха, оно распространяется на все вещи, окружающие его, становится свойством всех свойств и категорией всех категорий. Само это чувство трудно определить, представить себе, но по-другому нельзя понять, какое место оно занимает в созданной поэтом вселенной. Определим его хотя бы так.

404 — Страница не найдена

Страницы сайта поэта Иосифа Бродского Иосиф Бродский. Компьютерная графика - А. Кривомазов, Москва, март г. Так и я - оставляю на общее обозрение неудачную попытку пробиться сквозь крупное зерно крохотного снимка. Затратил массу времени, а результат - перед вами Невольно вспоминается вилланелла Стивена Дедалуса из повести Джойса:

Стих: Сказка о страхе. Кто-то шепчет:"Не уйдешь!" - Шепот, шорох. Там и тут. Вот он, вот он в двух шагах - СТРАХ! В начало; Назад; 1; 2 · 3 · Вперёд.

Большая элегия Джону Донну Книга: Стихотворения и поэмы Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях.

И снег в окне.

Плейкаст «ТЬМА.................»

Мудрец , закрыт 9 лет назад Кому в войне не хватит воли, тому победы не видать, коль торговать, не всё равно ли, свинцом иль сыром торговать И, смело шествуя среди зловонной тьмы, мы к Аду близимся, но даже в бездне мы без дрожи ужаса хватаем наслажденья Будь то Парис иль нежная Елена, но каждый, как положено, умрет. Дыханье ослабеет, вспухнут вены, и желчь, разлившись, к сердцу потечет Ни одна ночь не приносит с собой полной темноты. Я говорю вам, я утверждаю, что у самой глубокой печали есть дно Мир бытия — досадно малый штрих среди небытия пространств пустых, однако до сих пор он непреклонно мои нападки сносит без урона Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе.

Там кто-то предоставлен всей зиме.

Это правда, что большинство из них находятся там, где и должны; голос, который шепчет: «Этот парень не выглядит как убийца».

Школу в Лаврах закончила Да, кстати, Полинку ты знать не будешь, она в посёлок приехала только в Добриевы там и живут, с Женькой иногда общались, так Денис Ванюшин сейчас тоже в Омске учится, помнишь его?

Антиреспект – Одинокие берега (+Текст)

Posted on